Кризисное психотерапевтическое воздействие

Кризисная интенсивная психотерапия с использованием режиссерского принципа “кормления и насыщения”, а также с использованием режиссерского принципа “примирения”.

Ко мне обратился 21-летний студент-химик. Во время важного экзамена он отказался отвечать профессору (заведующему кафедрой) из-за непреодолимого экзаменационного ступора. За несколько часов до этого он, однако, прекрасно ответил весь экзаменационный материал ассистенту института. Ему разрешили снова попробовать на следующий день. Поэтому теперь, под вечер, он искал помощь у меня. Так как я знал эту семью по прежним консультациям, мне было известно о тяжелой проблеме с авторитетом у этого молодого человека. Его отец перед первой мировой войной был важным офицером в императорской и королевской армии Австро-Венгерской монархии и ввел в семье строгий, авторитарный порядок.

С психодинамической точки зрения, казалось невозможным в течение одного короткого психотерапевтического вмешательства коренным образом повлиять на чрезмерное имаго отца. Отказ отвечать на экзамене, по всей видимости, был основан на переносе заполненного страхом отношения “ребенок-отец” на профессора. После вводной беседы о его бывшем учителе химии, уважаемом, но строгом пожилом человеке, и о его теперешнем профессоре я предложил в КПО следующий образ: он находится на лугу около опушки леса. Всматриваясь во мрак леса, он замечает идущий к нему образ, а именно его учителя по химии или профессора химии. Лишь после долгих колебаний (что я отношу к реакциям сопротивления) и моей подбадривающей поддержки, из леса, наконец, показался старый учитель химии пациента с угрюмым, отталкивающим лицом. Он шел своим путем, не замечая вообще пациента. Сначала пациент отказывался (сопротивление) подойти к нему и поздороваться с ним. Но потом ему, наконец, с трудом удалось завязать воображаемый разговор с пожилым господином. Пациент неохотно проводил его, причем все время вновь возникали легкие эмоциональные реакции. Чтобы использовать принцип кормления, я попросил, наконец, пациента представить, что в карманах его брюк у него есть все, что могло бы пригодиться для прекрасного пикника. Он мог бы достать эти вещи, например, пару цыплят, бутылку красного вина ит.п., и разложить все это на салфетке на земле, пригласив пожилого господина. Сопротивление проявилось в том, что сначала учитель с возмущением отказался. Правда, потом все же удалось инсценировать, в конце концов, совместную трапезу. Вскоре учитель с удовольствием ел предложенную еду и пил вместе с пациентом красное вино. После этого он был явно благожелателен и под конец покровительственно похлопал пациента по плечу, на что тот ответил тем же. В определенном отношении они теперь встретились “как мужчина с мужчиной”, как равные в духе акта примирения.

Затем я дал пациенту задание еще раз представить в воображении ту же сцену. Важно было дать пожилому господину так много еды, как только возможно.

На следующий день молодой человек пришел снова и рассказал, что во время экзамена у профессора он чувствовал себя эмоционально уравновешенно и относительно спокойно. Он хорошо знал материал, который накануне был аффективно блокирован, и сдал экзамен.


5293713401798717.html
5293783762939384.html
    PR.RU™